X
На главную
Мы в твиттереНРА ВконтактеМы в ФейсбукеМы в ЖЖФорум
Интерактивная карта

Полезное чтение



Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье: к проблеме смысла (1 часть)

Обращение к духовно-нравственным ценностям воспитания в русской семье продиктовано признанием общественностью их значимости в современной жизни. На это указывает провозглашение правительством государственной семейной политики приоритетным направлением его деятельности, где семья и ее интересы идентифицируются с национальной безопасностью и целостностью государства. Это подтверждается актуализацией аксиологической образовательной парадигмы, в рамках которой осуществляется поиск современного идеала национального воспитания. В таких условиях анализ духовно-нравственных ценностей воспитания с точки зрения их смысла в русской семье представляется необходимым для постановки и решения прогностических образовательных задач.

Обрамление проблемы в тексте статьи конкретными историческими         рамками определено позицией Л.А. Микешиной в отношении нахождения «плодотворных способов содержательной конкретизации ценностей». Таким способом в контексте антропологического подхода при анализе ценностей как явления субъект-объектных отношений, позволяющем перенести акцент в их исследовании с объекта как детерминирующего содержание знания на субъект как главное действующее лицо процесса познания ценностей, ею называется «их интерпретация как исторически изменяющейся системы норм и идеалов познания». В раскрытии вопроса использовались архивные документы Русского этнографического музея (АРЭМ) и краеведческая историография по Северо-Западному региону России (Архангельская, Вологодская, Новгородская, Олонецкая, Санкт-Петербургская, Псковская губернии), а также исторические, этнографические, литературоведческие первоисточники. Для более подробного фактологического анализа ценностей семейного воспитания исследование опирается на материалы по крестьянской семье. Именно крестьянство ввиду своего особого положения и тесной связи с окружающей средой, благодаря накопленным знаниям, особому образу жизни создало уникальную народную культуру, сохраняя ее в течение многих столетий.

Ко второй половине XIX века в русской семье сложилась система традиционных ценностей семейного воспитания, интерпретация которой представляется возможной в контексте культурологической парадигмы.

В отечественной культурологии не существует единого толкования культуры. Суммируя различные подходы к данному определению, мы исходим из классификации, включающей аксиологическую и антропологическую концепции культуры и определяющиеся ими ее сущностные элементы.

В соответствии с антропологической концепцией культуры таким ее элементом называется человеческая деятельность. Согласно утверждению Э.С. Маркаряна, культура есть «специфический способ человеческой деятельности»; он считает, что термин «способ деятельности» не ограничивается понятиями «навык» и «умения», а определяется как адаптированный природными и социальными условиями «комплекс внебиологических выработанных средств», благодаря которому действия людей «стимулируются, программируются и воспроизводятся.

Основанием для такой позиции послужило признание факта, что любая система стремится к самовоспроизводству. Следовательно, если человеческая деятельность имеет адаптивное направление, то и культура будет иметь соответствующую адаптивную функцию. Из обозначенной антропологической концепции для решения поставленной в данной проблеме задачи необходимо выделить ряд положений.

Во-первых, результатом первичной адаптации культуры выступают культурные ценности — «этнические константы», «устойчивые компоненты». Они формируют культурные традиции — «центральную зону культуры». В этой связи важным является рассмотрение теории культурной традиции, предложенной Э .С . Маркаряном . В его интерпретации культурная традиция предстает как информационная характеристика культуры, которая отражает все сферы общественной жизни в той мере, в какой они несут в себе социально стереотипизированный опыт. Здесь интегрируются все социально организованные понятия: обычаи, обряды, ритуалы и др. В  дальнейшем культурная традиция осуществляет адаптирующую функцию культуры — приспособление внешнего мира к своим потребностям и поддержание стабильности культуры.

Такой взгляд на культурную традицию позволяет рассматривать ценности семейного воспитания, приобретающие в процессе культурогенеза черты устойчивости как исторически сложившиеся, традиционные.

Во-вторых, среда признается первоначальным условием динамики культуры с последующим определением факторов ее развития. Изменение жизнедеятельности субъектов социума происходит в соответствии с изменением обстоятельств жизни в конкретной среде . Следовательно, возможно говорить о взаимосвязи геополитической ситуации и социально-экономических условий проживания российской семьи, о семейных воспитательных ценностях в изучаемый исторический период .

Деятельностный вариант антропологической концепции культуры непосредственно связан с концепцией аксиологической, в центре внимания которой находятся вопросы о природе ценностей, их онтологическом и познавательном статусе, о взаимосвязях ценностей друг с другом, а также с различными историческими фактами .

В фундаментальных философских, культурологических исследованиях выделяются следующие основные критерии категории «ценность» .

  1. Проблема ценности — это проблема положительной значимости явлений действительности в отношении исторически возникающих человеческих потребностей.
  2. Понимание ценностей определяется их интерпретацией как ценностей духовного и нравственного порядка.

Основная идея деятельностного подхода в трактовке понятия «культура» связана не с самой деятельностью как таковой, а с деятельностью в процессе которой происходит понимание человеком смысла своей потребности. Смысл становится регулятором направленности актуальной деятельности . Осмысление тех или иных предметов и явлений позволяет определить степень их значимости в соответствии с индивидуальными потребностями, возводя их в ранг той или иной ценности. Ценности становятся выражением потребностно-мотивационной сферы личности.

Обозначенные научные идеи помогают интерпретировать природу духовно-нравственных ценностей воспитания как деятельное усвоение явлений культуры. Именно в человеческой деятельности через создание личностных смыслов в явлениях культуры (опредмечивание) с последующим их присвоением, направленным на преобразование действительности и передачу от поколения к поколению истинно «человеческого начала» (распредмечивание), и заключается деятельностная сущность категории «ценность». С позиций экзистенциональной философии культуротворчество людей предстает как сознательное принятие или непринятие тех или иных ценностей современного общества. Именно смыслом «культурная эпоха собирается в единое целое и обретает собственный целостный образ».

Вышесказанное полностью относится и к семье как субъекту национальной культуры. Активность семьи можно рассматривать как ее способность в изменяющихся условиях осуществлять поиск рациональных ценностей воспитания в соответствии с возникающими потребностями. Деятельностный   подход утверждает имманентно присущую семье способность создания собственной системы ценностей в процессе повседневной жизнедеятельности в конкретных исторических условиях в результате сознательного принятия, отторжения и самотворения значимых предпочтений общественной жизни. В данном случае семья приобретает статус «культурогенного социального субъекта. Уточним, что определение семьи в таком статусе позволяет придать семейному воспитанию национальный характере. В связи с этим в тексте работы употребляется сочетание терминов «ценности воспитания в русской семье».

Понимание ценностей воспитания с опорой на категорию «потребность» позволяет сформулировать следующие положения:

— все ценности воспитания в той или иной степени связаны с разрешением ключевых проблем существования русской семьи; единым в процессе становления системы ценностей воспитания выступает стремление к упорядочению своего присутствия в бытии;

— ценности воспитания уникальны в восприятии их русской семьей, наполнены значимым для нее смыслом и содержанием, проецирующими цель воспитания в границах пространственно-временной реальности;

— феномен ценности воспитания оказывается внутренне взаимосвязанным с бытием русской семьи, без изначально заданных его сущности и содержания, обретающий их самостоятельно под влиянием смысложизненных потребностей; ценности в этой связи оказываются выражением потребностно-мотивационной сферы русской семьи .

Критерий разграничения ценностей на духовные и нравственные определяется семантическим различением этих понятий. В отношении данного утверждения значимыми являются научные выводы Ю. Степанова, сформулированные им в рамках изучения проблемы — «константы русской культуры»:

— культура — совокупность духовных констант; в нашем исследовании — это базовые духовные ценности воспитания;

— духовные константы — содержательно подвижная субстанция, претерпевающая изменения под влиянием научных понятий с сохранением первоначальной основы в форме концепта;

— концепт как комплементарная совокупность всех понятий несет эмоциональную, ассоциативную, вербальную и иную информацию об объекте (с позиции лингвистики — это слово), определяющую его смысл;

— сущность концепта определена генетически — его исходной формой, делающей данный концепт фактором культуры;

— содержание концепта задается его последовательным существованием в актуальном и историческом слоях — результатах культурной жизни разных эпох;

— последовательный содержательный переход от одного слоя к другому влечет за собой изменение значения слова в зависимости от перехода имени с одного предмета на другой, заменивший первый предмет в той же самой исходной функции;

— подобная логика есть закономерность, получившая название функциональной семантики.

Актуальность семантического различия ценностей воспитания обусловлена их интерпретацией как ценностей духовного и нравственного порядка. Интерпретируя духовную ценность как обобщенное, абстрактное понятие (ценности-цели), ее содержание исследователи понимают как нравственные характеристики, отражающие поведение людей (ценности-качества) . Сам процесс представления духовных ценностей через нравственные обозначен в научных работах как процесс операционализации (Н.И. Лапин). Вслед за Н.И. Лапиным, утверждающим, что процедура операционализации основывается на ряде методологических принципов, а также в соответствии с обозначенной в статье проблемой и с опорой на результаты проведенного исследования в качестве таких принципов выделяем:

— принцип оптимальности: совокупность нравственных ценностей раскрывает сущностное содержание духовной ценности, ее полноту; так духовная категория «любовь» в мире человеческих отношений может проявляться через такие нравственные качества, как заботливость, искренность, доверительность;

— принцип действительности: сущность духовной ценности в конкретное историческое время определяется ее нравственными характеристиками, принятыми в качестве нормы в семейном воспитании;

— принцип вариативности: в пространственно-временном отношении одна и та же духовная ценность имеет разное толкование, обусловленное жизненными потребностями семьи; например, духовная категория «труд» имеет разночтения в определяющих ее нравственных ценностях-качествах в разные исторические периоды: в Древней Руси актуальным было понятие «трудолюбие», а к концу XVIII века — «предприимчивость.

— принцип обогащения: постепенное расширение объема содержания духовной ценности за счет накопления семьей ее нравственных характеристик;

— принцип дивергенции: расчленение в процессе культурно-исторической эволюции семьи базовых духовных ценностей воспитания на ряд дочерних, им соподчиненных; к таким ценностям относятся — «труд» и с ним связанное понятие «достаток», «коллективизм» и им определяющие — «соседство», «свобода» и ему соответствующие — «человек», «равенство», «правда», «доверие», «репутация», «право», «достоинство».

Обозначенные теоретические установки к содержательной характеристи ценностей воспитания позволяют подойти к обоснованию ряда категорий.

Признавая органическую связь нравственного с духовным, где духовность как главная смыслообразующая инстанция человеческого бытия становится исходным принципом формирования нравственных качеств личности и, в свою очередь, сама на них базируется, под духовно-нравственным воспитанием нами понимается процесс взаимодействия и взаимопревращения конкретных нравственных ценностей и обобщенных духовных ценностей в устойчивые личностно-смысловые образования — ценностные ориентации — в определенных (специально созданных либо стихийно возникших) условиях.

 

Духовно-нравственные ценности воспитания — целостное явление культуры, отражающее потребностно-мотивационную сферу ее социального субъекта в области ценностей воспитания как личностно-смысловых образований, упорядочивание которых в границах пространственно-временной реальности данного субъекта задается принципом — нравственные ценности воспитания есть выражение ценностей духовных, из них происходят и их определяю.

Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье есть феномен русской культуры, отражающий потребностно-мотивационную сферу русской семьи как социального института воспитания, где сущность духовных ценностей определяется ценностями нравственными, проецирующими цель, смысл и содержание ее воспитательной практики в границах пространственно-временной реальности.

Обозначенные методологические позиции позволили раскрыть содержание системы традиционных ценностей воспитания в русской семье.

Становление такой системы рассматривалось в соответствии с историческими периодами, отражающими процесс формирования Российского государства до второй половины XIX века: культура языческой Руси (VIII в. — 990-е гг.), христианская Русь (990-е — 1240 гг.), монгольская эпоха (1241 г. — середина XV в.), Московская великокняжеская Русь (середина XV — XVII в.), эпоха формирования Российской империи (XVIII в. — первая половина XIX в.). Проведенный анализ показал, что в разные периоды развития страны доминирующими становились разные духовные ценности и их совокупности.

Так, культура Древней славянской Руси — важнейшая ступень в формировании ценностей воспитания в русской семье, давала представление о значении кровного родства (отец, мать, муж и жена, дитя, дом, семейный лад), природных богатств (труд, здоровье, жизнь, красота, вера, добро и надежда). Эти ценности несли первичное осмысление русской семьей доминант духовно-нравственного воспитания . Период православного христианства на Руси обозначил ценности воспитания в русской семье с позиции православной веры: брак как признание духовной ответственности друг перед другом и связанные с ним понятия — обручение, венчание, целомудрие, супружеское сожительство; родительское благословение, крестные родители.  Период монголо-татарского нашествия нес в себе осмысление таких позитивных ценностей воспитания в русской семье, как Родина, соборность и связанные с ними представления о патриотизме, милосердии, сопереживании, терпимости, сострадании и отзывчивости. Период середины XV — XVII века дополняет положительный ценностный мир воспитания в русской семье: зарождаются новые духовные ценности — держава и авторитет родительской власти, в связи с этим появляются понятия о нравственной ответственности отца-государя за благополучие семьи, нестяжательстве, зарождаются элементы научной организации труда. Эпоха XVIII — первой половины XIX века подвергала более глубокому осмыслению ряд духовных явлений. В первую очередь это относится к категории «Родина», «держава» и новой «гражданин», утверждая в воспитании законопослушание, национальную гордость, полезность Родине.

Ценности воспитания в русской семье Северо-Западного региона России, формируясь на этногенетической почве, выступали как наличный мир духовно-нравственных потребностей, развивающихся и веками адаптированных жизненной активностью семьи в конкретных региональных условиях, имеющих свои особенности.

Во-первых, окраинное положение региона от первичных центров классообразования, обусловившие его непосредственный переход от первобытного строя к феодализму, минуя рабовладельческий, а также удаленность региона от центра княжеских усобиц в период формирования Русского государства. Во-вторых, тыловое положение от татарского нашествия, создающее выгоды для развития региона как внешнеторгового центра и способствовавшее раннему включению северо-западного крестьянства в рыночные отношения. В-третьих, превалирование отдельной социальной категории крестьянства — черносошного (в Архангельской, Вологодской, Олонецкой губерниях), сохранивших статус «свободных» после введения на Руси крепостного права. Наличие в хозяйстве государственных крестьян практики относительно свободного распоряжения земельными угодьями и промыслами (в Новгородской, Псковской и позднее, ввиду особой близости к столице, — Санкт-Петербургской губерниях). В-четвертых, в силу природно-географических (умеренно континентальный холодный климат, плотность лесных массивов, густая сеть рек, заболоченность почв) и обозначенных геополитических условий — особый статус крестьянской общины посредством делегирования ей государством относительно самостоятельных управленческих функций. В-пятых, мирный характер славянской колонизации. Земля как фактор этнической солидарности (русские, коми, карелы, ненцы, финны, вепсы, саамы) стала источником переплетения различных этнических ценностей.

В таких условиях устойчивее формировалась сельская община со всеми присущими ей социальными функциями, гораздо значительнее была ее роль в системе общественных отношений, прочнее права крестьян на землю. Это определило становление в ценностной сфере воспитания региональной семьи понятия о самостоятельном хозяине и связанных с ним категорий — «свобода», «человек», «правда», «право», «доверие», «равенство», «репутация», «достоинство», «достаток». Проиллюстрируем вышесказанное примерами. Свободолюбие, умение признавать в себе и других положительные качества, — проявление подобных черт в крестьянской среде вызывало у корреспондентов, изучающих данный край в начале XIX века, невольное восхищение: «Народ не забитый, не низкопоклонник».

Понятие личного достоинства передавалось и детям.

Удивляет краеведов отсутствие постоянной опеки над подростками, которые очень рано начинали пользоваться самостоятельностью. Предоставляя им право «распоряжаться личным временем для собственных нужд», родители тем самым стремились воспитывать в них не только «серьезность, рассудительность, деловитость», но и «рациональность, умение спланировать свой рабочий день», за результаты которого они несли ответственность. В крестьянской семье свобода воспринималась прежде всего как деятельность, неразрывно связанная с самоорганизацией и дисциплинированностью, ощущением собственной значимости в общественном деле.

Понятие о свободолюбии обусловило происхождение таких духовно-нравственных ценностей, как правда, равенство, и связанных с ними представлений о честности, справедливости, искренности, верности слову, доброжелательности, «бесхитростности и прямоте души». Правдивость и «цельность натуры» любого из местных крестьян поражала «жителей культурных центров», «…вы не знаете ни одного случая обмана». Причину такого поведения корреспондент видит в доверчивости, которая проистекала у них из уважения к человеку, признания его личного достоинства: «Мало знакомые с лукавостями и двоедушием, сами они мало допускают его и в других; во всяком другом они склонны видеть себя».

С категорией свободы тесно соприкасалась в семейном воспитании и ценностная категория «достаток».

В работах по изучению Архангельской губернии отмечалось: «У нас вообще имеются ложные понятия о северном крае, почитают ее страною холодною, суровою, негостеприимною и бедною. В отношении к природе этого края мнение это отчасти справедливо, но считающие этот край бедным весьма ошибаются . Жители ее богаче сельских жителей средней России, и важно то, что благосостояние развито там в массе народа». Наряду с трудолюбием (целеустремленным, настойчивым), непосредственно связанным с земледелием в сложных природно-географических условиях, выделились и другие трудовые качества крестьян северо-запада России: предприимчивость, которая осмысливалась как энергичность, сметливость, находчивость, бойкое обращение, продуктивность и рациональность.

Так, Н. Брусилов «бросающуюся в глаза зажиточность крестьянских семей» Вологодской губернии расценивает как «плод труда благоустроенного. Не случайно понятие «нищие» среди крестьян региона воспринималось как признак лености, недобросовестности, «недостатка хозяйственной попечительности». «И среди златых песков (рачительный хозяин, в понимании автора) есть нищие». Их публичное осуждение имело целью «разбраковать подобную братию», которая подавала «плохой пример подрастающему поколению». «Друзья-тунеядцы!» — обращались к ним, — не пора ли вам перестать есть чужой хлеб, облитый потом ближних ваших. Принимайтесь-ка за работу со всем усердием, не жалея ни плеч, ни рук, будите свой ум-разум». Хотелось бы обратить внимание на мудрое изречение крестьян, которое можно представить как одну из жизненных ориентаций современной молодежи: «К 30 годам ума нет, к 40 — богатства, ни тому, ни другому не бывать».

Еще одной важной ценностной категорией, связанной с понятием свободы, была «репутация» как своеобразная формула доверия в общественном мнении, значение которой в русской семье определялось пословицами: «береги платье новое, а имя смолоду», «дома как хочу, а в людях — как велят».

Репутация играла решающую роль в решении многих вопросов. Односельчанина, имеющего дурную славу («в семье не без урода»), «вовсе не щадили и при первом удобном случае выгоняли из общества». Какие же проступки вызывали подобное отношение к провинившемуся?

На первом месте как самый тяжелый порок называется «страсть к горячим напиткам»: «Всего один дом во всем приходе на котором надпись “распивочно и навынос“. Такое строгое осуждение пьянства крестьяне объясняли достаточно логично: «Следствие нетрезвой жизни — бедствие и недостатки; потому что трезвый домохозяин здесь всегда может нажить копейку». На втором месте — «молодежь, ведущая разгульный образ жизни».  Строгая регламентация правил приличия позволила зафиксировать в регионе тот факт, что «нарушение супружеской верности составляет редкое явление». На третьем — тунеядство: «Удивительно, отчего не придет никому в голову, что можно научиться ремеслу (а не звать столяра, плотника с других уездов). За свою непредприимчивость и лежебокость в течение всей зимы многие подверглись голодной смерти».

Наряду с репутацией отдельного лица в сельской общине формировалась репутация семьи и целых поселений: «Крестьяне при женитьбе сына выбирают невесту по себе, т.е. по состоянию и знатности равную. Знатность состоит в том, что ни наличные члены семьи, ни их предки не бывали под судом и пользовались уважением среди жителей не только среди деревни, но даже целой волости».

Обогащение совокупности духовных и нравственных категорий в воспитании русской семьи происходило и в результате смешения этносов, свободному заимствованию культур которых способствовал мирный характер ассимиляционных процессов. Мощным фактором сближения славян, коми, карелов, вепсов и других народностей являлось сходство их хозяйственной деятельности. Привязанность крестьянского хозяйства к природному базису, то обстоятельство, что основным средством производства в нем оставалась земля со всеми относящимися к ней процессами (землевладение, землепользование), обусловливало, несмотря на различие этнических традиций, единообразие во всем жизненном строе, на фоне которого формировалась ценностная категория семейного воспитания в разных губерниях региона — «гражданский мир».

Понятие о гражданском мире способствовало закреплению в домашней педагогике следующих нравственных качеств: уважение чужой самобытности, терпимость к чужому мнению, поведению, умение ладить с другими, миролюбие, дружелюбие, незлопамятность. Оно конкретизировало смысл ценности дома представлением о хлебосольстве, гостеприимстве («чрезвычайном», «широком»), радушии и услужливости. Чествуя гостя «поклоном в ноги» со словами «мир вам», крестьяне старались исполнить «священный долг» — накормить прохожего, обогреть его и обласкать. «Северные жители отличаются гостеприимством. Богатый и бедный гость одинаково угощаются хлебосолами — хозяевами; прохожих, нищих, бессрочных солдат насильно втаскивают в избу и угощают как родного».

В целом, как показало исследование, регион вносит свой вклад в на копление традиционных национальных духовно-нравственных ценностей воспитания в русской семье . В этом — его историческая роль.

Изучение ценностей воспитания в русской семье в процессе историко культурного развития России подводит к выводу, что накопление этих цен ностей не было линейным (непрерывно наращиваемым по одним и тем же линиям) . Целостный этногенез в сфере семейной аксиологии создает картину повторяющихся в разные историко-культурные периоды русской истории доминирующих духовных ценностей, подпадающих под характеристику традиционных духовных ценностей семейного воспитания . Они имеют конкретное содержание в виде совокупности традиционных нравственных ценностей. Исследование развития ценностей воспитания в русской семье до второй половины XIX века позволило подойти к пониманию системы традиционных ценностей воспитания в русской семье, сложившейся ко второй половине XIX века.

Исходным моментом выстраиваемой системы является представление о русской семье как субъекте национальной культуры, характеризующемся самоценностью. В то же время она неотрывна от общественных и государственных процессов, а также от природно-географических условий, в которых нация исторически развивалась. Культурно-национальная и кровная самоценность семьи, природно-географические условия жизни и общественно-государственные основы русской семьи являются общими факторами, влиявшими на становление системы ценностей воспитания в русской семье. Выделение и обоснование данных факторов позволило определить системные основы духовно-нравственных ценностей семейного воспитания. Элементами системы выступают ставшие традиционными духовные ценности (базовые) и соотносимые с ними нравственные ценности.

 

Резюмируем вышесказанное

Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье во временном и пространственном отношении имеют свой особенный облик, свою специфику, поскольку всегда связаны с ее жизнедеятельностью. Такие ценности, как смысловое содержание возникающих потребностей, отражают целевую направленность ее воспитательной практики в разные историко-культурные периоды развития государства в целом и его региона в частности.

Постановка и решение проблемы ставит ряд других вопросов, требующих их рассмотрения: траектория и механизм траектории развития духовно-нравственных ценностей воспитания в русской семье, условия позитивного развития таких ценностей, понимание ценностей воспитания в разные историко-культурные периоды как дискретное и континуальное явление .

Сущность вопросов подводит к выводу о закономерностях развития духовно-нравственных ценностей воспитания в русской семье, позволяющих спроецировать и интерпретировать духовно-нравственные ценности в значении педагогического идеала воспитания в русской семье современной России.

 

Источник: Володина, Л.О. Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье / Л.О. Володина // Педагогка.-2011.-№4.-С.41-50.

 

© 2014-2019 Национальная Родительская Ассоциация Яндекс.Метрика
0.020